Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

Симон Радовицкий, украинский еврей эмигрировавший в Аргентину, радикальный рабочий-анархист, был единственным заключенным, которому удалось бежать из тюрьмы на Краю Света в городе Ушуайя на Архипелаге Огненная Земля. Человек, о котором до сих пор слагают легенды. Его боготворили во время Гражданской войны в Испании, а затем он производил детские игрушки в Мексике. Сегодня время от времени на памятнике бывшего шефа полиции Буэнос-Айреса, которого убил Радовицкий, появляется надпись: "Симон жив!"

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

Весенним утром 14 ноября 1909 года на кладбище Реколета в Буэнос-Айресе проходили похороны Антонио Бальве, директора крупнейшей городской тюрьмы. На этой помпезной церемонии присутствовал ближайших друг покойного, начальник городской полиции 54-летний Рамон Лоренсо Фалькон.

Пролетариат Буэнос-Айреса прозвали его «Бешеный пёс», так как меры его борьбы за порядок в городе и подавление манифестаций были крайне радикальными. Так, к примеру, участников протеста оплачивать аренду в трущобах, зимой выгоняли из их домов струями холодной воды. Уличные манифестации разгоняли конные полицейские с саблями наперевес, которых эмигранты из царской России прозвали «казаками».

Когда экипаж Рамона Фалькона отъезжал от кладбища, высокий молодой человек, одетый в черное, кинул внутрь сверток. Взрывом пассажиров выбросило на мостовую. За террористом кинулись и прохожие и полиция. Погоня длилась недолго. Террорист пытался застрелиться, но пистолет дал осечку. Во время ареста он два раза крикнул «Да здравствует анархия!» и пообещал, что на каждого из полицейских найдется своя бомба.

Глава полиции Буэнос-Айреса и его секретарь в тот же день скончались от ранений. Задержанный признал вину, но отказался называть свои имя и фамилию.

Личность установили по фотографии архива вновь прибывших в Аргентину иммигрантов. Террористом оказался Симон Радовицкий, прибывший в Аргентину в марте 1908 года из Екатеринославской губернии (нынешняя Днепропетровская область) Российской Империи.

Из Степановки в Буэнос-Айрес, Аргентина

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

Симон родился в Степановке Российской Империи (территория Украины, Днепр) в 1891 году, но это не точно, так как ему фальсифицировали дату рождения и об этом будет ниже. Он происходил из бедной рабочей еврейской семьи. Чтобы мальчик получил среднее образование, семья переехала в город Екатеринослав (Днепр), но уже в 10 лет Симон бросил учёбу и пошел в ученики к кузнецу. Именно от дочери своего наставника он узнал от анархизме и заразился её идеей.

В 14 лет он устраивается работать на металлургический комбинат, где вливается в политическую жизнь, ходит на демонстрации в защиту прав рабочего класса, на одной из которых был ранен казачьей шашкой, из-за чего 6 месяцев был прикован к постели. После выздоровления его приговорили к четырем месяцам тюремного заключения за распространение рабочей прессы.

Во время событий Российской революции 1905 года он уже был вторым секретарем Совета рабочих на своем заводе и принимал активное участие в политических событиях, время от времени отправляясь в кутузку.

Его близкие понимали, что каторга в Сибирь для Симона неминуема, поэтому помогли ему сделать фальшивые документы и купили билет на корабль в один конец до Буэнос-Айреса, куда он прибыл в мае 1908 года. В тот период Аргентина переживала большую волну еврейской эмиграции, а также туда направляли свои взоры анархисты всех европейских стран.

Он поселился в промышленном пригороде Кампана, где соотечественники устроили его на работу кузнецом. Быстро поняв, что и в Аргентине никакой справедливостью и не пахнет, и всеми капиталами страны заправляет небольшая кучка олигархов, условия работы и жизни иммигрантов были чудовищными, Симон Радовицкий вскоре вступает в контакт с группой анархо-синдикалистских интеллектуалов российского происхождения, изучает испанский язык, читая анархическую газету «Ла протеста», и чтобы быть ближе к гуще политических событий, переезжает в Буэнос-Айрес, где быстро всё и закрутилось.

Покушение на шефа полиции Буэнос-Айреса, Аргентина

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

1 мая 1909 года Радовицкий участвовал в одной из двух крупных демонстраций, созванных профсоюзными организациями проходившими на площади Конгресса, — один из городских символов правящей буржуазии Аргентины. Анархисты собирались здесь с 1890 года, чтобы почтить память «чикагских мучеников».

На площади Конгресса в тот день собралось более 10 тысяч человек. Манифестующие пытались уговорить водителей трамваев и продавцов ближайших магазинов присоединиться к шествию. Вскоре в рядах полицейского оцепления появляется Рамон Фалькон. Анархисты начали выкрикивать в его адрес оскорбления.

В 14:00 колонна двинулась, но не прошла и пятидесяти метров, когда прозвучал выстрел в сторону полиции. Провокация была спланирована — так власти переложили на протестующих ответственность за кровопролитие. «Казаки» открыли огонь по безоружным людям, среди которых были женщины, дети и старики. Манифестанты разбегались по узким улочкам центра. Точное число жертв никогда не было установлено. Предположительно 1 мая 1909 года в центре Буэнос-Айреса погибли не менее 14 человек, больше ста были ранены. Разогнав анархистов, полиция пустила на площадь пожарных, которые смыли кровь с мостовой.

Фалькон приказал закрыть все учреждения революционного профсоюза рабочих и анархической партии. Арестовал 16 лидеров в течение следующей недели. Силы Безопасности Аргентины подтвердили существование российско-еврейского заговора, ответственного за разжигание конфликта. Рабочее движение ответило объявлением Национальной забастовки, к которой присоединилась и Социалистическая Партия Аргентины, с требованиями отставки Рамона Фалькона. Колонна протестующих, сопровождавшая погибших 4 мая, насчитывала более 80 тысяч человек, однако давление полиции и внутренние разногласия вскоре остановили забастовку.

Потрясенный происходящими в Буэнос-Айресе событиями, Симон Радовицкий начинает планировать покушение на Фалькона и готовить самодельное взрывное устройство, которым он воспользовался 14 ноября, бросив его в автомобиль, в котором ехал Фалькон, единогласно считавшийся виновным в гибели рабочих. В результате взрыва смертельно ранили полковника и его личного секретаря Альберто Лартигау. Первый умрет в 2 часа дня, а второй в сумерках. Преследуемый силами безопасности, когда он бежал, Радовицкий попытался покончить жизнь самоубийством в нескольких кварталах от места взрыва, выстрелив себе в грудь из револьвера. Когда полиция приблизилась, он крикнул: «Да здравствует анархизм!!», уверенный что это будет его предсмертный клич.

Однако Симона доставили в больницу Фернандеса, где у него диагностировали легкие травмы правой грудной области и немедленно перевели в полицейский участок. Из-за отсутствия документов, удостоверяющих личность, и строгого отказа предоставить информацию о себе полиции, президент Алькорта издал указ о введение в Буэнос-Айресе осадного положения.
На суде невозможность установить личность обвиняемого вызывала трудности, пока Радовицкий не был идентифицирован по фотографии миграционных служб Аргентины. Поскольку Симон Радовицкий признал себя единственным автором и исполнителем покушения на главу полиции Буэнос-Айреса, для него была запрошена смертная казнь.

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

Я должен здесь заявить, что, хотя мне впервые за время осуществления своей должности предоставляется возможность требовать для преступника крайней меры наказания, я делаю это без угрызений совести и неуместных колебаний, с самым твердым осознанием выполненного долга, потому что я понимаю, что нет ничего более контрпродуктивного в социальном и правовом порядке, чем сентиментальность плохо понятой филантропии (...)

В соображениях социальной защиты мы должны признать в лице Радовицкого неадаптируемый элемент, грозность которого прямо пропорциональна к совершенному преступлению, и это может только вызвать высочайшее отвращение к жестокости проявленного цинизма, вплоть до хвастовства этим преступлением сегодня во время заседания суда и воспоминаний о нем с истинным удовольствием.

— Мануэль Бельтран, речь на суде

Однако предоставление двоюродным братом Радовицкого факсимиле свидетельства о рождении изменило ход процесса. Родственник изменил дату рождения Симона, в результате чего он предстал перед судом как несовершеннолетний, а потому не подлежал казни. Это побудило судей изменить приговор на пожизненное заключение. А в качестве дополнительного наказания добавлялось одиночное заключение на хлебе и воде на двадцать дней каждый год в годовщину совершенного им теракта.

Тюрьма в Ушуайя, Огненная Земля, Аргентина

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

6 января 1911 года двум сокамерникам Радовицкого, тоже анархистам, удалось бежать из Национальной тюрьмы в Буэнос-Айресе в результате операции, которая проводилась при помощи извне и при попустительстве некоторых тюремных охранников-соучастников. Радовицкий остался, потому что его неожиданно вызвали в тюремную типографию.

Пенитенциарная служба Аргентины напуганная перспективой побега Радовицкого переводит его в тюрьму на Огненную Землю в Ушуайя. Из этой тюрьмы сбежать было невозможно: она находится на безлюдном обледенелом острове, толстые метровые стены, двойные решетки на окнах, здание тюрьмы стоит на каменном монолите, поэтому подкоп тоже не возможен, заключенные сидят в камерах одиночках, а персонал тюрьмы не знает о том, что Симон Радовицкий уже стал для многих в Аргентине символом борьбы за справедливость. На острове вообще никто ничего не знал, что происходит на «Большой Земле». А потому личные симпатии к заключенному исключались.

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

Тюрьма в Ушуайя была построена в 19 веке и в народном сознании известна как «тюрьма на Краю Земли». Она была открыта в 1904 году и предназначалась как для обычных преступников так и для особо опасных и политических заключенных. В ней было 380 камер размером полтора на два метра, распределенных по пяти павильонам. В одном из них узник № 155 Симон Радовицкий провел 22 года.

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

В тюрьме Ушуайя Симону Радовицкому было отказано в тех немногих правах, которые были предоставлены остальным заключенным; единственным чтением, которое ему разрешалось была Библия. Он подвергался жестокому обращению и пыткам. Радовицкий и тут проявлял активность, когда руководил остальными заключенными проводя голодовку в знак протеста против плохих условий в тюрьме.

В 1918 году пытки достигли апогея после изнасилования Радовицкого заместителем директора тюрьмы и тремя тюремными надзирателями. Реакция была немедленной. Когда анархисты узнали об этом факте, они опубликовали в Буэнос-Айресе статью под названием El presidio de Ushuaia, которая появилась в La Protesta. Эта публикация вызвала большие волнения, и правительство президента Аргентины Иригойена назначило проверку условий содержания заключенных в Ушуайе; трое тюремных охранников будут освобождены от своих обязанностей.

Побег из тюрьмы Ушуайя, Аргентина

При помощи смелых совместных действий чилийских и аргентинских анархистких групп 7 ноября 1918 года Радовицкому удалось бежать из тюрьмы. Это был единственный осуществленный когда-либо за всю историю тюрьмы Ушуайя побег.

Подельники арендовали небольшую лодку под Далматинским флагом в чилийском городе Пунта-Аренас и согласовали план с Радовицким. Симон, работавший в тюремной мастерской, получил костюм тюремного охранника и рано утром покинул тюрьму, воспользовавшись прибытием группы новых тюремных охранников а потому в персонале не все знали друг друга в лицо. Он нашел лодку Барреру в бухте неподалеку и отправился по каналу Бигль.

Первоначальный план заключался в том, чтобы высадить Радовицкого в каком-нибудь укромном месте с едой и посудой, чтобы провизии хватило на некоторое время, пока поиски не утихнут, воспользовавшись запасом в несколько часов, пока сотрудники тюрьмы не поняли, что он сбежал.

Однако Радовицкий решил, что в Пунта-Аренасе ему будет легче остаться незамеченным, поэтому участники побега решили продолжить путь к этой точке. Это их и сгубило. После четырех дней навигации и уже на чилийской территории на у полуострова Брансуик шхуна была взята на абордаж кораблем ВМС Чили, предупрежденные властями Аргентины о побеге.

Радовицкому и тут удалось сбежать вплавь и скрыться, но экипаж шхуны был задержан и допрошен в тюрьме, пока один из членов заговора не признался, где он сошёл на берег. Через несколько часов анархист был перехвачен при попытке пешком добраться до Пунта-Аренас, доставлен в плавучую тюрьму и через две недели вернулся в тюрьму в Ушуайя. Наказание за побег — два года одиночного заключения в камере с сохранением только половины рациона.

В последующие годы его фигура приобрела символическое значение в протестах рабочих-анархистов. По всему миру развернули международные кампании с требованием его освобождения. По всей Аргентине увеличилось количество граффити с требованиями помиловать Радовицкого. В оппозиционных газетах писали о невыносимых условиях содержания заключенных в тюрьме Ушуайя.

Однажды в канале Бигль произошло кораблекрушение судна «Монте Сервантес», в результате которого много жителей Буэнос-Айреса оказались изолированными в Ушуайя.

Воспользовавшись моментом газета «Критика» послала своего редактора взять интервью у Радовицкого. Публикация этого интервью имела оглушительный успех и наконец привлекла внимание политических лидеров.

14 апреля 1930 года президент Аргентины Иригойен, который 14 годами ранее, во время своих первых выборов на пост президента, пообещал анархистской делегации помиловать Радовицкого, с опозданием сдержал свое слово и помиловал его. Однако тем же документом он приговорил его к депортации из Аргентины.

14 мая его доставляют в порт Буэнос-Айреса откуда он должен был отправится в Монтевидео на собственные средства и без документов, которых у него не было после 22 лет заключения. Помощь уругвайских анархистских групп позволяет ему, наконец, преодолеть бюрократические препятствия и высадиться на берег.

Одно из первых писем, которое Радовицкий написал за пределами тюрьмы, было поэтессе Сальвадоре Медине Онруби, которая была женой создателя газеты «Критика» и которая после убийства Фалькона пыталась освободить его, отправившись сначала к президенту Иригойен, а затем, не получив от него помощи, способствовала его побегу и последующему помилованию.

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

Как дальше складывалась судьба Радовицкого? Он продолжал свою борьбу за справедливость. В тюрьме он осознал, что такое анархизм, и сформировал себя интеллектуально. Выйдя на свободу, он полностью посвятил себя идеалам, в которые верил.

Уругвай и Испания

В Уругвае он провел несколько лет, выздоравливая от туберкулеза, которым заразился на Огненной Земле и готовил проект по возвращению в Советский Союз, который ему не удалось совершить.

7 декабря 1934 года правительство Уругвая попыталось выслать Радовицкого из страны применив закон о нежелательных иностранцах. Его сотоварищи по анархическому движению попытались вступиться за него, что привело к заключению Симона в тюрьму на острове Флорес. Благодаря вмешательству адвокатов приговор был сменен на домашний арест.

С началом Гражданской войны в Испании Радовицкий решил присоединиться к интернациональным бригадам, где воевал на Арагонском фронте в составе 28-й дивизии, состоящей в основном из анархистов. Здоровье его было сильно подорвано более чем 25 годами тюрем, поэтому воевал он не долго и вскоре был переведен для работы в штаб в солнечную Валенсию.

После победы Франко он переправился через Пиренеи во Францию, а от туда в Мексику, где уругвайский поэт Анхель Фалько, консул своей страны в Мехико, предоставил ему работу в дипломатической миссии. Он редактировал журналы и работал на фабрике игрушек до 4 марта 1956 года, когда его жизнь оборвал сердечный приступ. Его останки покоятся в Испанском Пантеоне в Мехико. Его эпитафия гласит: «Здесь покоится человек, который всю свою жизнь боролся за свободу и социальную справедливость».

А в самом Буэнос-Айресе на памятнике убитого Радовицким Рамона Фалькона и по сегодняшний день можно увидеть надпись «Симон жив!»

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля

В 2018 году на знаменитом кладбище Реколета в центре Буэнос-Айреса последователи русского анархиста решили устроить взрыв Мавзолея, в котором захоронен полковник Рамон Фалькон. Но взрывное устройство взорвалось в руках преступников. Кстати, они были направлены всё в тот же госпиталь Фернандес, куда и 100 лет ранее после теракта доставили Симона Радовицкого.

Симон Радовицкий: побег сквозь стены тюрьмы в Ушуайя, Огненная Земля
Поделиться: